ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ФК «РУБИН» КАЗАНЬ
EN En
Фёдор Кудряшов: «В Рубине прислушиваются к тренеру. Отсюда и результат»
21 сентября 2017

Переход защитника сборной России Федора Кудряшова в «Рубин» стал одним из самых громких трансферов казанского клуба в летнее межсезонье. Почему игрок выбрал Казань, как устроился на новом месте и что думает о сборной России, московском «Спартаке» и перспективах своего нового клуба — об этом и многом другом в эксклюзивном интервью Кудряшова «Реальному времени».

«Причины перехода в «Рубин»? Только Курбан Бекиевич, и все»

— Как вам в «Рубине»? В Казани вообще? Прошло достаточно времени после вашего перехода.

— Все хорошо. Город очень красивый и в быту устраивает. Семья переехала, дочка в школу пошла, а сын сейчас в садик ходить будет. В «Рубине» тоже помогли решить мелкие нюансы. Что касается команды, здесь адаптация тоже прошла достаточно успешно и быстро. Наверное, мне помогло то, что со мной в Казань перешли бывшие одноклубники — Владимир Гранат, Сослан Джанаев, Сердар Азмун и тот же Цезарь Навас.

— Насколько детям тяжело дается переезд за родителями в таких ситуациях?

— Дочка только первый класс отходила в Москве. Когда мы в Казань переезжали, волновались именно за нее. За сына-то не переживали. Ему пока без разницы, в какой детский сад ходить, главное, чтобы мама-папа были рядом. В Казани нам повезло, что учительница хорошая, дочка сразу в нее влюбилась. Поэтому у нас, надеюсь, проблем не будет.

— А что в Казани успели посетить, посмотреть? Где особенно понравилось?

— В центре, естественно, Кремль. Несколько раз гуляли там. И с детьми тоже гуляли, им тоже все понравилось. Ну, набережная у вас, сами знаете, впечатляет. Каждый день там гуляем, пока хорошая погода.

— Вы не раз подчеркивали, что перешли в «Рубин» вслед за тренером. Других причин не было?

— Честно — нет. Только Курбан Бекиевич, и все.

«В Казани футбол любят меньше, чем в «Ростове»

— Чем отличается «Рубин» от «Ростова» глобально? Инфраструктура, база, игра, состав, атмосфера?

— Игру вообще не стоит сравнивать, она в каждой команде уникальна. В целом, мне кажется, в Казани футбол любят меньше, чем в Ростове. Понятно, что вместительность нашего стадиона куда больше, чем в «Ростове». Я больше про атмосферу. Там город буквально живет футболом. Наверное, это связано с тем, что здесь есть «Ак Барс», УНИКС, хоккей с мячом, волейбол. Внимание болельщицкое рассеивается.

— «Рубин» не проигрывает уже шесть матчей (интервью состоялось до игры со «Спартаком», — прим. ред.). За счет чего удалось так быстро наладить игру?

— Я бы не сказал, что мы наладили игру. Просто команда начала прислушиваться к тренеру, стала четче выполнять указания. Отсюда и результат. Не считаю, что мы вообще чего-то достигли. Потому что, как показывают тренировки, нам еще очень многое предстоит сделать, чтобы радовать и тренера, и друг друга. Ну и самое главное — болельщиков.

— А в чем тогда «Рубин» еще может и должен прибавить?

— Во всех аспектах. Начиная от обороны и заканчивая атакой. А как это будет происходить, это вопрос не ко мне, а к главному тренеру.

— А коллектив уже сложился с точки зрения отношений в команде?

— Стало намного лучше, чем было в начале сезона, когда мы сыграли первую игру. По прошлому году вы, наверное, знаете, что были определенные проблемы. Коллектив не может по щелчку пальцев — раз и выздороветь. Для этого нужно время. Дальше у нас будет только лучше.

«Цезарь — незаменимый человек»

— Незадолго до конца трансферного окна Курбан Бердыев признавался, что не знает, с кем будет работать. Уйти могло 7—8 футболистов. На вас эта неопределенность не давила?

— Вот мы с Володей Гранатом живем в номере и об этом не думали, это не наше дело. Наше дело, вне зависимости от того, кто будет, кого не будет, выходить и налаживать связи и играть. Вообще по этому поводу не переживал. Может быть, здесь сыграл фактор тренера. За полтора года в «Ростове» все новички непременно усиливали команду.

— Навас вернулся «на флажке» заявки. Что он значил для «Ростова», в чем его ценность?

— Если говорить об игровых качествах, то, на мой взгляд, это лучший защитник в России. В конце каждого сезона нас просят назвать трех лучших игроков чемпионата, и я два года подряд его записывал. Реально считаю, что он лучший. Но он еще и лидер раздевалки. Цезарь — связующее звено между иностранцами и русскими. Незаменимый человек.

— Лидеры раздевалки бывают разные: «балагуры», как Сергей Рыжиков, или суровые, как Гекдениз Карадениз. А Навас какой?

— Нет, он не «пихает» — никому и никогда. Всегда спокойно объясняет. В чем-то он похож на Курбана Бекиевича в этом плане. Понятно, что тренер по-разному себя ведет, есть метод кнута и пряника, а Цезарь — он всегда спокоен.

— Последний новичок «Рубина» Реза Шекари был на просмотре в «Ростове», тренировался с вами. Что можете о нем сказать?

— Он очень скромный, молодой еще совсем парень. Многого о нем не скажу, потому что он не так долго тренировался тогда с нами. У нас тот год выдался напряженным, и, по большому счету, таких тренировок, где можно оценить его качества, не было. В «Рубине» уже с основой тренировался.

— На старте сезона вы почти всегда играете в центре обороны. На Кубке конфедераций располагались там же. А в серебряном сезоне «Ростова» и до этого всю карьеру играли на фланге. Где вам удобнее?

— Мне вообще без разницы. Как тренер решит, где он посчитает, что я буду полезен команде, там и буду играть. Лишь бы пользу приносить. Вот серьезно, мне не важны личные заслуги, главное — как команда играет. Я даже буду рад сыграть плохо, но лишь бы мы победили.

— Когда Навас наберет форму, вы, вероятно, вернетесь на левый фланг. А не пугает ли вас конкуренция с Набиуллиным, молодым футболистом и к тому же местным воспитанником?

— На самом деле, и в «Ростове» была конкуренция. И примерно за три года в голове у меня немного все поменялось, и я нормально отношусь к борьбе за место в основе. Так и должно быть. Естественно, конкуренция должна быть здоровая и прозрачная. Как у Курбана Бекиевича, у которого все по справедливости. Кто работает на тренировках хорошо, тот и будет играть — неважно, как ты сыграл предыдущую игру.

— Давно подмечено, что многие игроки у Бердыева блещут, а когда переходят в другой клуб, уже не демонстрируют того уровня. Почему так?

— Может, они снижают к себе требования?

— Может быть. Но почему это проявляется столь массово?

— Ну это могут быть какие-то индивидуальные качества каждого человека. Может быть, тренер, к которому они пришли после «Рубина» или «Ростова», не нашел с ними общий язык, точки соприкосновения. А это очень важно. Бердыев использует сильные качества каждого футболиста.

— А слабые затеняются?

— Просто в футбол и надо играть на сильных качествах. Курбану Бекиевичу как-то удается то, что удается не всем тренерам. Кто-то привык работать только со звездами, и когда к нему попадает не звезда, он не может его раскрыть.

— Недавнее третье место «Ростова» в этом сезоне после ухода Бердыева — это сенсация. За счет чего это стало возможным?

— Остались люди, которые составляют костяк команды. Гацкан, Калачев. И не только футболисты, но и обслуживающий персонал. Там же как было: не только футболисты, а именно все люди, которые были с командой — работники базы, кухня, все — создавали настоящий коллектив и атмосферу. То есть ушли несколько человек, пришли другие люди, тоже хорошие, и в принципе, как говорится, отряд не заметил потери бойца. Лично для меня отличная игра «Ростова» не стала каким-то сюрпризом.

— А вы как-то связь поддерживаете?

— Да. У нас есть группа, которую мы создали еще в «Ростове», и сейчас в ней игроки из разных команд (смеется). Из «Рубина», «Зенита», «Ростова». И все мы общаемся.

«Лучше пусть нос ломают, чем ноги»

— Долгое время вы играли с маской на лице. Только в этом сезоне сняли. Залечили повреждение?

— Да.

— Петр Чех продолжает играть в шлеме. Многие считают, что на фарт.

— Я не знаю насчет фарта у Чеха, но у него вроде бы там реально проблемы. Если ему неудачно в голову попадут, то он может просто умереть. А я бы в маске не смог играть на постоянной основе. Потому что тяжело, особенно летом было, когда жарко, она все равно съезжала. Вот у Марио Фернандеса (защитник ЦСКА, — прим. ред.) сейчас маска чуть-чуть поудобнее, думаю, ему полегче. Хотя уверен, что он тоже избавится от нее, как только станет можно.

— В 2007 году у вас тоже были перелом носа и сотрясение мозга. Это какое-то особое невезение? Мало ведь таких случаев в футболе.

— Нет, в сборной кто-то из докторов говорил мне, у некоторых парней по три таких травмы было. Так получается, это просто часть работы, карьеры, так что от этого никуда не убежишь. Лучше пусть нос ломают, чем ноги, честно. Это не так больно (смеется).

— И маску новую покупать не надо — есть уже.

— Конечно (смеется).

— Вы попали на экраны ТВ всего мира с этой маской на Кубке конфедераций. На что будет способна сборная России на чемпионате мира, куда, уверен, вы сможете пробиться уже без маски?

— Спасибо, конечно. Но думаю, еще рано загадывать насчет моих перспектив сыграть за сборную. Еще почти год до чемпионата мира, на него попадут лучшие, а значит, мне предстоит каждую игру доказывать, что я достоин этого. А на что может рассчитывать сборная, это тяжелый вопрос. Нужно ставить не какие-то далеко идущие задачи, а конкретные. Будет первый матч — выиграть, будет второй матч — тоже. И так далее.

«Кубок конфедераций? Не вышли из группы из-за деталей»

— Когда в последний раз разговаривали со Станиславом Черчесовым и о чем?

— На Кубке конфедераций. После этого разговаривал с его помощником Мирославом Юрьевичем Ромащенко. Спустя какое-то время после турнира мы созвонились и обсуждали как раз итоги Кубка конфедераций. Каждый высказал свое мнение, почему так сложилось, почему не получилось, поделились выводами. Просто с Мирославом Юрьевичем давно знаком, и, можно сказать, что он тоже дал мне дорогу в большой футбол. Поэтому у нас хорошие отношения и мы довольно часто созваниваемся. У нас и семьи знакомы.

— А что вы ему сказали по итогам Кубка конфедераций, можете нам тоже озвучить?

— Нет, не могу.

— Тогда «версия для СМИ» — что не получилось-то?

— Считаю, что нам где-то не повезло, элементарные ошибки допустили. Если взять последнюю игру с Мексикой здесь, в Казани, то просто нужно было использовать свои возможности, которых было достаточно. Тогда какие-то недочеты в обороне нивелировались бы. Не вышли из группы из-за деталей, но футбол из них и состоит. Главное, чтобы команда сделала правильные выводы и в будущем не повторяла ошибок.

— Вы начинали в команде «Сибиряк», это в Братске. А многие считают вас воспитанником «Спартака». Где правда?

— Я не воспитанник «Спартака». Пришел в выпускной год, в 17 лет. У меня часто об этом спрашивают, и я говорю, что никогда не был воспитанником «Спартака». Сразу в дубль пришел.

— Ваш папа всю жизнь болел за «Спартак». «Крылья выросли», когда вас пригласили в этот клуб?

— У меня ощущения вообще было такое: как я мог сюда попасть? На первой тренировке увидел, как дети 12—13-летние тренируются. Мне, если что, 17 уже было. Поглядел на этих «детей» и думаю: ну какой «Спартак», сейчас соберу вещи и поеду обратно в Братск (смеется). Эти пацаны намного лучше нас играли. В итоге три месяца был на просмотре, и перед началом чемпионата меня все же подписали. Почему? Наверное, из-за моего желания, старания, видимо, у меня что-то получалось.

«Сам виноват, что не закрепился в «Спартаке»

— С 2007 по 2010 год в «Спартаке» вы играли по 9—11 матчей и постоянно уезжали в аренду. Вроде шансы были, но почему не удалось закрепиться в основе?

— Сейчас понимаю, что вся проблема была во мне. Какие-то вещи делал неправильно, где-то недорабатывал. Мало тренировался индивидуально. Надо было совершенствоваться, но все это пришло с возрастом, сейчас смотрю на молодых и понимаю их ошибки. Ну достучаться до чужого сознания тяжело, каждый проходит через свои ошибки. Поэтому только себя могу винить, что не смог закрепиться в основном составе «Спартака».

— Окончательный «развод» со «Спартаком» произошел в 2012 году, да? Когда не в аренду ушли, а полноценным трансфером в «Терек». Не было мыслей — мол, сейчас я вам все докажу?

— Нет, нисколько не переживал. Вообще считаю, что мне надо было чуть раньше уже уходить. Не в аренду, а вообще уходить из команды за игровой практикой. Но получилось так, как получилось. Я не жалею, что в 2012 году ушел в «Терек» к Станиславу Саламовичу (Черчесову, — прим. ред.) и провел тогда прекрасный сезон.

— Без скандала уходили из «Спартака»?

— Нет, все нормально.

— А почему так много талантов уходило из «Спартака» со скандалом? Быстров, Погребняк, Дзюба — список можно продолжать очень долго.

— У каждого были свои причины. Наверное, у людей была какая-то обида, не на сам «Спартак», а на руководство клуба. Поэтому столько слов и было сказано в разных интервью. Болельщики прекрасные, сама команда тоже, но руководство клуба… Ну, не знаю. Смотрите сами, Титов и Аленичев тоже уходили со скандалом. Подробностей никогда не знал, не знаю и не хочу знать.

— В Грозном вы провели аж четыре сезона, но только в одном из них сыграли 27 матчей, в остальных — не более 15. То есть тоже не удалось закрепиться как игроку твердой «основы». Почему так?

— Иногда были повреждения, были красные карточки, дисквалификации.

— После «Терека» многие эксперты, СМИ и болельщики поставили на вас крест как на игроке Премьер-лиги. Что сами думали в тот момент?

— Первое время, да, переживал, но потом супруга и другие люди помогли справиться с этим. Они научили абстрагироваться от всего этого и принимать критику только от близких мне людей. Первое время было тяжело, мне говорили — не читай ничего, не надо, но я все равно заходил и читал. Сейчас я спокойно отношусь к любой критике. К тому же дети рядом. Когда их вижу, вообще забываю обо всем.

— А вообще согласны, что в «Ростове» вы реанимировали карьеру практически с нуля?

— С нуля — это слишком. У меня был плохой период в «Тереке» только последние полтора года. Вернее, последние полгода было ничего, а до этого было провально. Там многое было связано с моей психологией, с моими тараканами в голове. Просто тяжело там было. Когда в голове что-то не в порядке, то и на поле будет так же. Последние полгода, перед тем как в «Ростов» попал, сыграл достойно, вернулся на свой уровень и контролировал свои эмоции.

«Сейчас не только в футболе, по всей стране кризис»

— Вам не кажется, что российская лига беднеет по именам? Был период, когда Халк приезжал, Витсель. Теперь практически из всех команд уезжают лидеры, а серьезные покупки совершает только «Зенит».

— Сейчас не только в футболе, а по всей стране кризис и всем тяжело. Это нормальный процесс. Я не думаю, что лига беднеет, просто все связано же с финансовой составляющей. К тому же после последнего трансферного окна, когда европейские клубы платили по 200 миллионов евро за игрока. Сейчас вообще все будет по-другому. И я не думаю, что наш футбол много потерял. Ну, был Халк, реально крутой футболист. Но по тому же Витселю я бы не сказал, что он сильнее тех игроков, которых сейчас «Зенит» купил.

— Может, даже на пользу пойдет. В 90-е годы вообще денег не было, а результаты были не хуже.

— Если будут больше вкладывать в футбольные школы, то и не надо будет покупать за баснословные деньги таких футболистов.

Источник: Реальное время

>Обзор прессы
Фёдор Кудряшов: «В Рубине прислушиваются к тренеру....