ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ФК «РУБИН» КАЗАНЬ
EN En
Владимир Гранат: «Я больше помню тот, чемпионский «Рубин»
28 июля 2017

Защитник сборной России Владимир Гранат в прошлом сезоне цементировал оборону «Ростова» и лишь из-за травмы не попал в состав сборной России на Кубок конфедераций. В своем первом большом интервью после перехода в «Рубин» Владимир рассказывает о жизни и о футболе, о казанском и ростовских клубах и о многом другом.

«КАЗАНЬ — КОМФОРТНЫЙ ДЛЯ ЖИЗНИ ГОРОД»

— Начнем со свежего матча с «Зенитом». Показалось, «Рубин» по моментам был ближе к победе?

— Жалко, конечно, что упустили ничью. Обидное поражение.

— В сравнении с матчем с «Краснодаром» показалось, что оборона сильно прибавила. Это связано с кадровыми перестановками?

— У нас было не так много времени на подготовку. И теперь с каждым матчем и тренировкой увереннее себя чувствуем, сыгрываемся.

— В первом туре чемпионата болельщики чуть не избили Зобнина прямо в VIP-ложе стадиона. Вам в свое время повезло куда меньше, когда на вас прямо на поле набросился фанат?

— Давайте не будем о плохом.

— Поверьте, «желтые» подробности нас не интересуют. Вопрос в следующем: почему вы отпустили этого человека с миром, а не настояли на том, чтобы его отправили за решетку?

— Просто я не думаю, что за решеткой он станет лучше. Дай бог, чтобы человек не совершал больше подобных поступков. Я сторонник того, чтобы людей не лишали свободы в том случае, когда это возможно.

— Расскажите о первых впечатлениях от Казани и команды.

— Довольно симпатичный город, для жизни очень удобный, комфортный. А что касается команды, то, конечно, мы первые сборы знакомились, сейчас с каждым днем все лучше и лучше. Все больше узнаешь о людях, о партнерах, более комфортно становится.

— Где устроились?

— Пока на базе. Как приедет семья, переедем на квартиру.

«ТРЕУГОЛЬНИКИ И ЧАК-ЧАК ОЧЕНЬ ВКУСНЫЕ. НО МЫ НЕ ОБЪЕДАЕМСЯ»

— А блюда из татарской кухни пробовали?

— Мы попробовали лепешки, они с пюре, по-моему, были… Кыстыбый? Наверное. И треугольники с говядиной — эчпочмак. Ну и, конечно же, чак-чак. Очень вкусно!

— Треугольники на вес плохо влияют, говорят. Как и сладкое.

— Мы же не объедаемся ими. Только попробовать.

— Вы говорили, что перешли в «Рубин» «за Бердыевым». Других причин нет?

— Глобальных нет. Тренер — это ключевой мотив. Я больше помню тот, чемпионский «Рубин», когда казанцы постоянно играли в еврокубках. А последние годы практически не следил.

— Вы наверняка застали черную серию «Динамо» против бердыевского«Рубина» без побед. Что говорили об этом в раздевалке бело-голубых?

— Было дело. Перед матчами об этом вспоминали, говорили пора-пора, мол, побеждать, но никак не удавалось. А победили «Рубин» в матче без зрителей. С остальными командами с переменным успехом играли. А «Рубин» стоял особняком.

— Сейчас многие болельщики «Ростова» осуждают уход аж пятнадцати человек из команды. Что вы можете им сказать?

— Если бы была сильная заинтересованность в этом руководителей области и «Ростова», можно было бы сохранить команду. А так, если посмотреть на те клубы, в которые перешли футболисты, я думаю, им хочется развиваться и каждый из них скажет, что для него это шаг вперед. Про себя я тоже могу так сказать.

«МЫ ТАКИЕ ЖЕ ЛЮДИ»

— Прошлый сезон, по большому счету удачный для «Ростова», оказался скомканным для вас из-за травмы ключицы. Как это произошло?

— Осень прошла довольно успешно, весна удачно началась. Мы прошли «Спарту», «Томь» обыграли, но, к сожалению, неудачное падение в игре с «Манчестером» испортило мне остаток весны. Перелом ключицы со смещением — довольно редкая травма для футбола. Обычно у нас все повреждения связаны с ногами.

— А вообще чем занимается футболист вне «основной» деятельности? Скучно, наверное? Оторванность от жизни ощущаете?

— Ну, не от жизни, конечно, от футбольного процесса больше. Жизнь-то продолжается, и кроме футбола есть дела. Мы такие же люди, ничто нам не чуждо. У всех свои семьи, родственники, друзья и интересы. Ну, конечно, не очень приятно, да и травма специфическая, поэтому процесс восстановления тоже был довольно-таки долгий. Не очень приятное время.

— В прошлом году было много разговоров, что в «Рубине» есть «группировки», в том числе испанская, французская. Сейчас ростовской группировки не намечается?

— Мы не сторонники этого. И в «Ростове» так было, что у нас все были как одна семья. В Казани, уверен, никакого разделения игроков на группировки не будет.

— Как общаетесь со старожилами клуба?

— Старожилы здесь Гек, Рыжиков и Кузьмин. Довольно-таки хорошо общаемся. Добрые, отзывчивые люди.

«ВЕРИЛ, ЧТО ВНОВЬ СМОГУ ИГРАТЬ НА ВЫСОКОМ УРОВНЕ»

— В «Динамо» вы играли и слева, и в центре обороны. При таких габаритах разве можно на фланге бегать?

— Вполне. В качестве примера можно взять такого футболиста, как Гроссо, который, несмотря на рост, спокойно действовал на фланге. Он, по-моему, даже больше меня по габаритам. Эрик Абидаль еще. Что касается меня, то сейчас уже больше привык играть в центре обороны.

— После «Динамо» вы впервые оказались в «Ростове» на правах аренды. Потом вновь «Спартак», травма, и, говорят, конфликт с Аленичевым?

— Давайте без этого обойдемся. В большинстве случаев нужно себя винить. Где-то я сам, наверное, неудачные матчи провел, не смог себя проявить.

— Вы были серьезно травмированы, когда первый раз переходили в «Ростов» на правах аренды. Мало кто верил, что вы заиграете. Так и вышло. К чему был этот переход?

— На самом деле была вероятность, что заиграю. Мне уже прооперировали мениск, прошел реабилитацию. Должен был уже заниматься в общей группе. Но где-то повредил берцовую кость, она воспалилась и, к сожалению, не смог участвовать ни в тренировочном процессе, ни в играх. А так я был намерен играть.

— По ходу спартаковского контракта вы даже в ФНЛ играли. Многие болельщики и эксперты поставили на вас крест. Сами этот период как пережили?

— О себе я точно так не думал. Верил, что смогу вновь играть на высоком уровне. Рассчитывал на свои силы и ждал шанса. И он представился. Буквально за несколько дней до закрытия трансферного окна «Ростов» связался с моим агентом, и мы поехали подписывать контракт.

«ДОЛГО НАД ПЕРЕХОДОМ ИЗ ФНЛ В КОМАНДУ ЛИГИ ЧЕМПИОНОВ НЕ ДУМАЛ»

— С Бердыевым говорили предварительно на эту тему?

— Знал, что он хотел видеть меня в команде. И, конечно, долго над переходом из ФНЛ в команду Лиги чемпионов я не думал. Ни секунды на сомнения не потратил, сразу решил — надо ехать.

— Как же удалось так оперативно перестроиться с ФНЛ на Лигу чемпионов?

— Благодаря той атмосфере, которая царила в «Ростове». Тренерский штаб и партнеры по команде приняли тепло и всем помогали — и в быту, и на поле. Поэтому так быстро адаптировался. Но и потрудиться пришлось изрядно.

— Кубок конфедераций вы пропустили из-за травмы. Настраиваетесь на 2018 год, ведь ваше место в сборной перед травмой под сомнение не ставилось?

— Насчет гарантированного места в сборной я не уверен. Насколько мне известно, меня просто должны были вызвать на товарищеский матч перед Кубком конфедераций. А на чемпионате мира, наверное, каждый футболист хочет играть за свою национальную сборную. Тем более это будет домашний чемпионат для России.

— Кубок конфедераций запомнился своими нововведениями, в частности видеопросмотрами. Как относитесь к этой затее?

— Я считаю, что какие-то 15—20 секунд паузы на игре никак не скажутся. Даже если взять последний матч за Суперкубок, где можно было Луиса Адриано удалять. Пока он там лежал, можно было посмотреть видеоповтор и подсказать главному арбитру.

— На что реально может претендовать сборная России на ЧМ-2018?

— Как минимум из группы мы должны выходить. Потому что это наш чемпионат мира. А дальше, наверное, все зависит от соперников, от нашего желания и от удачи.

— А тренер, по-вашему, кем должен быть: тактиком или мотиватором?

— В первую очередь психологом. Потому что от этого очень многое зависит — какие нужные слова подобрать для футболиста. С каждым годом это все больше замечаешь, потому что кому-то можно «напихать», а другому слова поддержки сказать.

— Через российскую Премьер-лигу прошла целая толпа тренеров-легионеров. Наверное, уже можно сделать вывод, что испанцы не приживаются?

— Я даже не знаю, с чем это связано. С испанцами не работал.

— Неужели с ребятами не обсуждали, почему у Грасии не получилось?

— Тренировочный процесс обсуждали, но я не могу сказать за ребят, что кому-то из них он не нравился. Говорить за других от третьего лица неуместно.

— Я помню, как игроки «Рубина» говорили о том, как они довольны тренировочным процессом на сборах. Но разве это не должно быть работой?

— Нет, интересные тренировки очень важны. Я не говорю здесь про беготню или тренажерный зал — это никто не любит. А вот игровые упражнения должны вызывать интерес и приносить чувство удовлетворения. Когда ты выходишь на поле и тебе упражнения нравятся, то это фантастика вообще. Это слова благодарности тренеру, можно сказать, что он построил такой тренировочный процесс, от которого все кайфуют.

— А как же избитая народная мудрость, что полезное сладким не бывает?

— Для этого как раз есть беговая работа, какие-то физические упражнения, которые я, как и многие футболисты, не очень люблю. Но и эту работу надо делать и, если надо, терпеть. Все приносит плоды в совокупности.

— Кто для вас идеальный пример защитника в мировом футболе?

— Пожалуй, назову Алессандро Несту. Прекрасно помню чемпионат мира 2006 года. С этого турнира я стал пристально следить за его игрой. Даже номер его — 13-й — себе взял.

— Чем отличаются матчи Лиги чемпионов и РФПЛ?

— В первую очередь это неповторимые эмоции, которые попросту захлестывают тебя, когда ты слышишь гимн Лиги чемпионов. Совсем другой настрой. Конечно, в ключевых играх российского чемпионата эмоций тоже хватает, но ЛЧ — совсем другой мир футбола. Здесь нельзя обойтись без предельной концентрации. Именно так мы обыграли «Баварию». Если честно, до сих пор не верится в это, когда кто-нибудь напоминает.

СУРОВЫЙ БУРЯТСКИЙ ФУТБОЛ

— Как вы вообще попали в футбол ?

— Старшие братья привели, у меня большая семья. И по детским зональным соревнованиям меня просили ездить играть за Иркутск, потому что их команда сильнее и выходила в финал Сибири. Когда я пошел в 11-й класс, меня уже пригласили в Иркутск, поиграть за команду второй лиги. Я ездил с ними на сборы, и в сезоне, кажется, раз пять вышел на замену. А потом сразу просмотр в дубле «Динамо».

— Расскажите про бурятский футбол. Вы же оттуда? Звучит довольно сурово.

— На самом-то деле раньше там все было намного лучше. Я себя вспоминаю ребенком — в городских соревнованиях команд 15 участвовало, и детей, и взрослых. Сейчас массовость ушла.

— Сразу защитником стали?

— Нет, начинал под нападающим. Потом центральный полузащитник, потом передний защитник, мы играли в три защитника, а потом уже во второй лиге и до левого/центрального защитника дошло.

— Креативность подводила?

— Не в этом дело. Просто тренеры считали, что со мной игра надежнее и опускали ближе к собственным воротам. Может, и физические данные роль сыграли, не знаю.

— В нашем футболе экспорт футболистов за рубеж стал редкостью. У вас были варианты уехать поиграть за пределами России?

— Какие-то слухи и «проверка интереса» были, но до серьезного предложения дело не дошло. А так, желание попробовать свои силы в другом чемпионате было и есть, конечно.

«ВООБЩЕ-ТО Я ПОШУТИТЬ ЛЮБЛЮ»

— А вообще, это же есть в российском футболе — что игроки не уезжают за рубеж потому, что заработают там гораздо меньше?

— Думаю, такое есть. Если человек играет в каком-то топ-клубе (по российским меркам), он тут борется за чемпионство. Да и с финансовой точки зрения, вы правы, это не слишком выгодно. К тому же наши ведущие клубы регулярно играют в еврокубках, а в европейских середняках можно остаться без этого.

— У любого игрока, наверное, случались какие-то забавные моменты в карьере. Вспомните что-то подобное?

— Вообще-то я пошутить люблю. Как-то прихожу на тренировку в «Ростове», и Хорен Байрамян, кудрявый такой, говорит: «Володя, когда тебя стригли, что, в салоне свет отключился, что ли?». Недолго думая, заехали с Кудряшовым в этот салон и купили парик, копирующий кудри Байрамяна. Перед теорией надели, пока тренеров не было. Было смешно.

— А в приметы верите?

— Когда-то было по молодости. Особенно после победной игры — стараешься что-то сохранить и сделать так же, как перед матчем. Но все это прошло. Особых суеверий нет.

«МНЕ ОЧЕНЬ ПОВЕЗЛО С СУПРУГОЙ»

— Век футболиста очень короток. Многие завидуют вашим зарплатам, но карьера заканчивается примерно в 32—35, и что дальше?

— С ребятами постоянно обсуждали эту тему. И вам скажу: хотел бы детей тренировать. В этом себя вижу. Но — детей постарше. С маленькими, думаю, мне терпения уже не хватит.

— Со своими-то детьми справляетесь?

— Да, справляюсь. С ними очень весело. Дочка очень озорная, 7 лет будет скоро. Сын только встал на ноги и пошел. За ним нужен будет глаз да глаз.

— Второй ребенок в семье — это серьезное испытание?

— Не думаю. Со вторым в каком-то смысле даже проще. Сказывается опыт воспитания первого. Так что — справляемся.

— Жены делятся на две категории. Одни полагают, что муж должен брать на себя все — ну или хотя бы половину обязанностей. Другие сами берут все на себя, чтобы супругу хватило сил на содержание семьи. Как обстоит дело в семье футболиста?

— Мне очень повезло с супругой. А если говорить о ситуации в целом, то очень многое здесь зависит и от того, какая работа и какой достаток в семье. В любом случае, должно быть какое-то обоюдное согласие. Что касается меня, то я стараюсь как можно больше времени проводить с семьей и детьми. А когда сам был ребенком, у нас была большая семья и родители много работали. Надо было всех детей поставить на ноги. Очень благодарен своей семье, родителям.

— Своих детей видите в футболе? Дочку, понятное дело, вряд ли, — а сына? Или хватит вам футболистов?

— Что касается сына, по себе чувствую, что футбол — это хорошо, и если он захочет стать футболистом, то я буду только рад.

— Но даже до уровня ФНЛ, где начинаются более-менее адекватные деньги, добираются единицы. А многие учебу из-за футбола забрасывают, потом в футболе ничего не добиваются — и жизнь сломана.

— Да, есть такое. Поэтому в первую очередь нужно правильно воспитать своих детей, дать им хорошее образование, поставить на ноги. А если в футболе получится, то еще лучше.

— Последний вопрос. С «Арсеналом» три очка ждать?

— Мы сделаем все возможное. Футбол, к сожалению, такая вещь, что сами понимаете — нельзя ничего обещать.

Источник: Реальное время

>Обзор прессы
Владимир Гранат: «Я больше помню тот, чемпионский «Рубин»