ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ФК «РУБИН» КАЗАНЬ
EN En
Олег Кузьмин: «Жалею, что не сразу пошел в «Рубин»
10 мая 2017

На днях «Рубин» на своем поле обыграл «Уфу» со счетом 2:1, одержав вторую победу кряду. А перед башкиро-татарским дерби капитан казанского клуба Олег Кузьмин побеседовал со спортивной редакцией «Реального времени», откровенно рассказав о причинах неудачного в целом сезона. Также футболист вспомнил основные этапы своей карьеры, оценил перспективы российского футбола и признался, что жалеет, что не перешел в «Рубин» раньше.

«Игры нет»

— Как у действующего капитана хочу спросить, что происходит с командой? (Интервью состоялось до матча «Рубина» с «Уфой» — прим. ред.). В конце осени показалось, что начало что-то получаться, после провального старта. А сейчас, после паузы, особенно в атаке играете несколько хуже, чем в начале чемпионата. Эксперты «Матч ТВ» даже посчитали, что создаете один голевой момент за игру.

— Здесь сложно не согласиться, все правильно вы говорите. Провальное начало, потом проблеск перед зимней паузой, там что-то начало получаться, неплохие матчи, пусть и не выигранные, с ЦСКА и со «Спартаком». А после зимней паузы, тяжело это говорить, но понятно, что нет игры, нет взаимопонимания, мало движения. Может, не так провели зимние сборы, но опять-таки нельзя сказать, что мы там плохо тренировались. Хорошую работу проделали.

— А как же вал похожих травм?

— Травмы только ближе к апрелю пошли. Не думаю, что они связаны с зимними сборами. А то, что нет игры, нет моментов… Мы и с ребятами собирались, обсуждаем все-таки и пытаемся анализировать, что, почему и как. Мое мнение: надо каждому пересмотреть свое отношение к делу, свою игру.

— Еще один момент. Я смотрю футбол давно. Всегда понимал, что хочет показать Билялетдинов, какой футбол хочет Чалый, какой Бердыев, условный Каррера, наконец. Но не понимаю, в какой футбол играет «Рубин» сейчас. Можете, как человек, регулярно тренирующийся у Грасии, и как капитан, подсказать?

— (Тяжело вздыхает). Скажем так, это осторожный футбол. Не знаю почему. Может, когда он тренировал «Малагу», опять-таки играл против грандов, не знаю даже (смеется). А то, что он требует коротко, длинно играть или прессинговать, все зависит от конкретного соперника. Стабильна только осторожность.

— Есть что-то добавить на тему, почему у Грасии не получается в России?

— Можно я не буду ничего отвечать?

— Конечно.

— (Улыбается)

— Запомнились интервью после матча с «Тереком», когда Канунников, Рыжиков и вы единым фронтом выступили. Это запланировано было или экспромт такой? Одно и тоже говорили, по сути.

— Нет, конечно. Как мы можем запланировать? Не сидим в раздевалке, не обсуждаем, что «щас выйдем и про это скажем». Просто каждый сказал, как есть.

«Не знаю, кому надо было писать небылицы»

— Но до этого же молчали? А ведь были еще и «Урал», и «Томь»?

— Ну накопилось, значит. Просто иногда бывает так, что после неудачного матча ты идешь и сразу как-то проанализировать сложно. Кому-то сутки нужны, чтобы отойти от этого, подумать посидеть. А тут просто серия неудач накопилась, и все уже и так понятно.

— Сейчас, уже на холодную голову, можете приоткрыть завесу над тем, что произошло на командном собрании, которое организовали Рыжиков вы и Карадениз. Отправляли Лестьенна в дубль или нет?

— Опять-таки я хочу сказать, неизвестно кому это надо, кто это все замутил. На самом деле просто решили собраться с коллективом и обсудить последние наши матчи. Никто ни на кого не наезжал, никто никого не пытался отправить в дубль. Сами подумайте, я футболист, наемный работник, как могу отправить кого-то в дубль? Я что президент? Генеральный директор? Главный тренер?

— Много случаев в мировом футболе, когда лидеры или капитан команды, скажем так, способствовали применению тех или иных санкций к своим нерадивым партнерам. Не такой уж и нонсенс.

— На своем веку ни разу не видел, чтобы играющий футболист отправлял своего партнера в дубль или еще куда-то. Да, они могли высказаться, пообщаться. Это нормально, в любом коллективе, когда что-то идет не так, собираются и обсуждают. Не знаю, кому надо было писать небылицы. Остается только развести руками.

— Но польза от того собрания все же была?

— А как же? Тот же Лестьенн в составе начал появляться и Сонг после долгого перерыва. Значит, собрание пошло на пользу, нас выслушали.

— Вы воспитанник «Спартака». С 1997-го по 2000-й провели за основу всего матч. Не удалось закрепиться из-за большой конкуренции? Или череда легионеров помешала?

— Нет, таких легионеров еще не было. Была большая конкуренция. Если помните, в концовке 90-х «Спартак» всегда был на виду, практически всегда чемпион. Поэтому пробиться туда молодому футболисту было очень сложно.

— А кто основной конкурент был?

— Там много, и Парфенов Дмитрий, и Хлестов. Еще Мамедов был.

— А шансов вообще не давали или сами не были готовы?

— Понятно, что мне было тогда 17-18 лет, а у команды и так все хорошо, для нас вообще за счастье было, что просто брали тренироваться с основной командой.

— Вы до сих пор ассоциируете себя со «Спартаком», или давно все прошло? Красно-белым считаете себя в душе?

— Мы, воспитанники «Спартака», встречаемся каждый год зимой и проводим турнир среди выпускников 1978—1984 годов рождения. При общении всегда говорим, что все мы внутри остаемся красно-белыми. И конечно, ощущаю себя спартаковцем. Все-таки футбольная школа дала дорогу в жизнь.

«Вся страна заждалась чемпионства «Спартака»

— А что думаете о долгожданном чемпионстве «Спартака»? 15 лет ждали фанаты. Следили за родной командой в этом сезоне?

— Ну за «Спартаком», как и за другими командами, я не слишком слежу, потому что хватает проблем. А так что можно сказать про «Спартак»? Вся страна, наверное, заждалась чемпионства «Спартака». Можно только поздравить их с хорошей игрой и титулом.

— При этом вы всерьез заявили о себе уже в ФК «Москва». Как там очутились?

— На самом деле сложный период в моей жизни был, когда я выступал за элистинский «Уралан» в 2004 году. Команда развалилась, там были финансовые проблемы. Первый круг мы доигрывали то вдесятером, то вдевятером. Не было ни денег, ничего. Грубо говоря, просто существовали. И благодаря Леониду Викторовичу Слуцкому, на тот моментглавному тренеру клуба, я оказался в ФК «Москва». На первых порах я тренировался с основой и играл за дубль, а потом представился шанс, которым я воспользовался.

— Любопытно получается: вот в Элисте поиграли — Элисты не стало, в «Москве» поиграли — «Москвы» не стало…

— Согласен, надеюсь, что «Рубин» останется (смеется).

— Еще «Локомотив» был, и пока «живой».

— Вот, так что не все так плохо.

— Вернемся в Калмыкию. Наверное, хлебнули российского футбола в его худших проявлений в «Уралане»?

— Для молодого футболиста это неплохая школа была на самом деле. От футбола ничего не отвлекало, команда у нас была хорошая. Достаточно опытных футболистов, у которых было чему поучиться. Мы даже не жалели, что оказались в Калмыкии. Где еще можно было выиграть матч вдевятером, хоть и в первой лиге?

«Локомотив» — не моя команда

— После «Москвы» вы подписали трехлетний контракт с «Локомотивом», но провели в нем лишь 1,5 года. Что не получилось в «Локомотиве», либо что-то привлекло в «Рубине?

— И до «Локомотива» у меня был вариант попасть в «Рубин». Я выбрал «Локо» из-за того, что Москва и дом рядом. А что не получилось, не знаю. Не моя команда «Локомотив», и все.

— Жалеете, что сразу в «Рубин» не перешли, а то застали бы чемпионские сезоны?

— Есть такое, да. Наверное, из всей своей карьеры об этом только и жалею, что не пошел сразу в Казань.

— А вас в «Рубин» лично Бердыев приглашал?

— Да. Еще помню его первые слова тогда, что все равно ты оказался у нас(смеется).

— После «бронзы» в вашем первом сезоне в «Рубине» была победа в Кубке России, достойные выступления в еврокубках были, а вот в чемпионате как-то не складывалось. Почему на ваш взгляд?

— Сложно сказать на самом деле, но так и было. Я все равно считаю, что команда ежегодно играла в еврокубках и в чемпионате, до последнего боролась за самые высокие места.

— Может на команде сказался уход Семака, Домингеса и Бухарова?

— Это, безусловно, были лидеры «Рубина», может и это сказалось. Плюс, если вы помните, мы пытались перейти на новую схему. Наверное, не очень прижилась она. Но при этом, перед уходом Бердыева, мы хорошо играли в Лиге Европы, вышли в 1/16 финала из группы, и были все шансы добраться как можно дальше.

— А какой он тренер Бердыев?

— Прежде всего, требовательный, фанат своего дела. Всегда на первом месте дисциплина. Профессионал.

— Финансовые возможности «Рубина» всегда были на хорошем уровне. А за счет чего нынешний «Ростов» показывает такие результаты?

— Опять же, из-за тренерского штаба, из-за Бердыева. Он очень хороший тренер.

— Вместе с Бердыевым многие игроки ушли по разным причинам. Еременко, Натхо, Рондон. Остались, можно сказать, единицы, в том числе вы, Рыжиков и Карадениз. Другие предложения были?

— После его ухода, наверное, уже нет. Вспомнить не могу. А во времена Бердыева приглашали в «Зенит», но я остался, поскольку меня в Казани все устраивало.

«Дворовый футбол» Билялетдинова

— Чем запомнился период Билялетдинова и Чалого лично вам?

— Таким бесшабашным футболом, который, я думаю, доставлял удовольствие зрителям. Это про Билялетдинова. Футбол был такой открытый, мало тактики и мысли — «дворовый футбол», можно сказать. Но несмотря на это, достойно выступили и попали в Лигу Европы. При том, что у нас было в обойме человек 15.

— Именно при Билялетдинове вы начали подключаться к атаке больше чем когда бы то ни было?

— Просто такой футбол был у нас, мало тактики и Саярыч всегда требовал идти в атаку. У других тренеров выполняешь в основном функцию защитника, подключаешься достаточно редко. Все зависит от тренера.

— Ходили слухи, что игроки настолько устали от Билялетдинова, что только благодаря его увольнению выдали серию успешных игр при Чалом. Есть в этом доля правды?

— Я бы не стал так говорить, что мы устали. Просто такое стечение обстоятельств, в Еврокубках как раз играли два матча со «Штурмом» и с македонцами. Задачу выполнили и вышли в группу. А в чемпионате у нас не получалось, не складывалось. Но здесь опять-таки, я не считаю, что это прямо вина Саярыча, все-таки на поле выходят футболисты.

— Просто сам помню, что первый же матч с «Локомотивом» и вроде ничего особо не поменялось, а команда просто «летала» по полю. Неужели тут тренерский гений Чалого?

— Стечение обстоятельств. Если вспомнить примеры, когда из команд увольняли тренера, приходил другой, и первый матч при новом тренере «выстреливал». Тоже самое, я думаю, произошло и с «Рубином» в тот момент.

«Травмировался и лежи дома на диване? Это не так»

— Когда Чалый возглавил «Рубин», то сразу огорошил заявлением, что изменил кардинально тренировочный процесс. На это даже Билялетдинов обиделся. Так были изменения или нет?

— Прямо уж таких глобальных я не увидел. У каждого тренера свои принципы работы. Саярыч делал акцент на беговую работу, Чалый больше тактически мог.

— Меньше бей-беги стало?

— Мы меньше бегали, да.

— Сезон при Чалом вы доигрывали с травмой. Сейчас не жалеете, что выходили на поле с травмой и из-за этого пропустили чемпионат Европы или бы в любом случае пропустили, если бы лечились?

— Во-первых, я не жалею ни о чем. Травму я получил в марте, и клуб пошел навстречу, я не все игры играл, давали паузу, я лечился. Было два метода: или оперировать сразу или попробовать лечить, делать уколы и т. д. Я подумал, что если сразу оперировать, то пропущу остаток сезона и тот же ЧЕ. Но в итоге все равно — это лечение не помогло, и пришлось ложиться под нож.

— В итоге вы пропустили первую часть сезона с Грасией. Чем занимались в это время восстановления от травмы. Чем заполняли пустоту?

— На самом деле свободного времени было не так много. Я постоянно был с командой, на базе, работал в двухразовом режиме. Когда восстанавливаешься, наоборот, даже больше работаешь, свободного времени меньше. Многие думают, что травмировался и лежи дома на диване. Это не так.

— Ну не сразу же тренироваться начали?

— Да, первые два месяца я прыгал на костылях. Мне даже нельзя было нагружать оперированную ногу. 1,5 месяца я был дома с семьей.

— Семья счастлива была?

— (Смеется). Конечно счастлива, что я с ними дома. И переживали одновременно, что я травмировался.

— Восстановились от травмы в зимнее межсезонье. Даже контрольные матчи играли. Почему после возобновления сезона вы вышли только на 10-й матч?

— Сложно сказать, наверное, лучше этот вопрос задать тренеру. Я не могу залезть к тренеру в голову и ответить почему он меня не ставил. Я с января работал с командой и полностью отработал все сборы, все как положено. Значит, тренер не видел меня в составе и все.

— А Хавьер Грасия в курсе, что вы можете играть в центре обороны и на левом фланге?

— Лично не общались на эту тему с ним.

«Хочу остаться в «Рубине». Карьеру заканчивать не планирую»

— У вас заканчивается контракт. Есть в принципе силы и желание продолжать карьеру?

— Желание и силы есть, так как я год пропустил и хочу еще поиграть.

— А в «Рубине» или еще где?

— Хотел бы здесь остаться. У меня здесь все есть, меня здесь все устраивает. И уже для себя решил, что завершу свою карьеру в «Рубине». Но если руководство ничего не предложит, то я еще хочу поиграть.

— Руководство клуба с новым контрактом еще не обращалось?

— Пока нет.

— Сейчас наша футбольная общественность больше живет Кубком конфедераций и ЧМ-2018. Откровенно спрашиваю, что нам ждать: очередной позор или у сборной есть какие-то моменты которые заставляют ждать успеха?

— Это все-таки домашний турнир и хотелось бы, чтобы сборная, наконец, порадовала всех нас и вообще страну. Я не думаю, что правильно заранее лить грязь на наших игроков. Нужно надеяться, верить и желать удачи нашим футболистам. Человек, когда он в сборную приезжает, стремится выложиться как можно лучше. Но надо уже реально смотреть на вещи. В последние годы сборная не особо радует. А у нас почему то считают, что она должна обязательно играть в финале или хотя бы выходить в полуфинал. У нас есть на данный момент потолок, попасть на крупный турнир и постараться выйти из группы.

Развал Советского Союза российскому футболу на пользу не пошел

— А ведь в 2008 году у нас были Аршавин, Кержаков, Игнашевич, Жирков. Почему у нас с тех пор не рождаются новые футболисты хотя бы такого уровня? А в 90-е сборная по именам была и того ярче.

— Считаю, развал Советского Союз сказался. После него у нас только в 2000-х начали открываться какие-то школы. А поколение, которое вышло на пик в 2008-м, это все же плоды еще советской системы воспитания футболистов. Поэтому у нас среди нового поколения такие пробелы.

— А это не связано с тем, что Аршавины, Кержаковы и Павлюченко стремились уехать на европейские чемпионаты. А сейчас с лимитом на легионеров и текущими зарплатами, молодой «звездочке» просто выгодно играть в РФПЛ?

— (Вздыхает). Возможно, и в этом что-то кроется. С этим можно согласиться. Много разговоров на эту тему: лимит деньги. Да просто поколение тоже другое. Раньше вышел во двор и на площадку, приходишь с тренировки и идешь во двор, целый день во дворе ты гоняешь мяч. Сейчас такого нет. Кто за компом, кто в телефоне, кто еще чего. Понятно что и зарплаты таким молодым футболистам явно завышенные, это тоже я думаю влияет.

— Приходится часто «пихать» своим молодым партнерам? По самоотдаче и все такое.

— Бывают моменты, конечно, подсказываем, говорим как лучше, приводим свои примеры.

— Помогает, если взять «Рубин»?

— На самом деле, есть ребята, тот же Махатадзе очень трудолюбивый парень. Думаю, с хорошим будущим.

Набиуллину не хватает конкуренции

— Набиуллин говорят скромный, да?

— Да, Эльмир скромный, но у него уже такой возраст, когда пора отбросить приставку «молодой». Все-таки молодым он был при Саярыче, теперь уже человек отыграл почти полных три сезона.

— А он вообще прибавил за эти три года?

— Я считаю, что он должен играть еще лучше, не хватает может ему конкуренции, не знаю.

— А чем вообще в Казани в свободное время занимаетесь?

— Свободное время провожу с семьей.

— Так не бывает, неужели больше нигде не бываете?

— На хоккей ходил, когда плей-офф был. С удовольствием сходил на пару матчей. На «Салават» я ходил, на «Магнитку». Потом в кино, но так как сейчас в процессе у меня в городе ремонт в квартире, живу за городом, поэтому после тренировки уезжаю за город и время провожу там.

— Мне один знакомый хоккеист говорил, что нормальные мужики только в хоккей играют. Можете кинуть «ответку»?

— Это мне кажется разные виды спорта. Мне, например, тоже не нравится, что когда смотришь футбол кто-то лежит там, мимо него пробежали, а он потом корчиться так, будто его били ногами. Мне это не нравится. Но от этого никуда не деться, кто хитрее, тот и победитель.

— А кто главная «балерина» в «Рубине» среди футболистов?

— Можно я не буду отвечать на этот вопрос?

— Приписывают Канунникову.

— Макс? Нет. Поверьте мне, есть другой (усмехается).

— Секрет, да?

— Именно (смеется).

Источник: Реальное время

>Обзор прессы
Олег Кузьмин: «Жалею, что не сразу пошел в «Рубин»