Img_0277x
Евгений Кранатов: «В родной Казани буду чувствовать себя уютно»

07/02/2014

Тренер вратарей футбольного клуба «Рубин» Евгений Кранатов родом из Казани. За плечами наставника работа в ЦПМФ «Рубин», «Рубине-2», «Нефтехимике», «КАМАЗе», потому с местной спецификой он знаком не понаслышке. Евгений Кранатов поделился впечатлениями от первого месяца работы в главной команде республики.

«ВРАТАРИ ВЫСОКОГО КЛАССА РОЖДАЮТСЯ РЕДКО»

— Евгений Юрьевич, на первом сборе команды в Турции Вас, как и весь тренерский штаб, впервые познакомили с командой. Каковы первые впечатления? Присутствовало ли волнение перед первой тренировкой?

— Сразу скажу, что волнение присутствовало – до той поры, пока не приступил непосредственно к работе. Новый коллектив, к которому нужно привыкнуть. За исключением Рината Саяровича, с которым в последний раз виделся лет пять назад, вместе я по большому счёту ни с кем не работал. Многих ближе узнал только на первом сборе. В целом работа та же, которую я проделывал в других клубах.

— Чувствуется, что тренерский штаб достаточно быстро нашёл контакт с игроками. Лично Вам помог адаптироваться на новой работе тот факт, что Вы – воспитанник казанского футбола?

— Думаю, да. Кого-то я знаю хорошо. Например, с одним из руководителей Центра подготовки молодых футболистов Ниязом Акбаровым знакомы очень давно. Из команды знаю хорошо еще одного земляка Максима Жестокова. С ним мы пересекались в «КАМАЗе». Когда работал в «Рубине-2» периодически пересекался с вратарями Сергеем Рыжиковым и Гьедриусом Арлаускисом – тренировались на соседних полях. Вот, пожалуй, и все. Но в любом случае в родной Казани буду чувствовать себя уютно, времени на адаптацию не потребуется.

— Наверняка успели ознакомиться с методиками работы вашего предшественника Виталия Кафанова. Есть ли кардинальные отличия в Ваших методиках и методиках Виталия Витальевича?

— Сложно сказать насчёт кардинальных отличий. Не думаю, что методики сильно отличаются. Я видел тренировки, которые проводил Виталий Витальевич, и могу сказать, что мы с ним очень похожи, двигаемся в одном направлении. Перед поездкой на первый сбор мы с ним обстоятельно побеседовали, обсудили программу тренировок.

— В каком возрасте происходит разделение юных футболистов на амплуа? Когда тренеры понимают, что из того или иного игрока получится хороший вратарь и по каким критериям?

— Раньше фестивалей у нас в школе «Рубина» не было, а был отбор, который проходил дважды в год – осенью и весной. Когда мы присматривались к детям, то обращали внимание на высоких, подвижных, пластичных мальчиков. Достаточно информативный тест – прыжок в длину с места, который позволяет определить скоростно-силовые качества ребёнка. Некоторых можно было определить сразу – они приходили с вратарскими перчатками.

Когда начались фестивали, то пошли немного по другому пути. Сейчас набирают группу и периодически проводят с ними занятия. Ребята обычно сами изъявляют желание надеть яркую, отличающуюся от других форму, перчатки. Но однажды получив мячом в лицо, желание часто пропадает. В итоге остается три-четыре человека в группе, у кого получается и кто готов к этой работе. А до 10 лет в школе «Рубина» вратарей, как правило, нет. Все играют и в поле, и поочередно пробуются на воротах.

— Казанская школа давно не выдавала классных вратарей. Что нужно, чтобы наши вратари, наконец, доросли до «Рубина»?

—Вратари очень высокого класса рождаются не так часто и не в каждом городе. Как, впрочем, и игроки других амплуа. Нужно время и терпение.

— Алексей Березин, недавно уехавший играть в Польшу, родом из Казани. Что вы думаете о его перспективах?

— Алексей прошёл в том числе и через мои руки: я с ним работал около трёх лет. Пока сложно говорить что-то о перспективах. Всё, что от него требуется сейчас, это продолжать работать. Ему всего 20 лет, а для вратаря это очень юный возраст. Очень важен опыт. На моей памяти только три вратаря заиграли на высоком уровне в возрасте моложе 20 лет. Дмитрий Харин дебютировал в Высшей лиге за «Торпедо» в 16 лет. Еще можно вспомнить Игоря Акинфеева и Икера Касильяса.

«СТАРАЕМСЯ ИЗБЕГАТЬ ОДНООБРАЗИЯ»

— Расскажите, как Вы стали вратарём?

— Мне приходилось играть во дворе с более взрослыми ребятами. Чтобы я не мешался под ногами, ставили между кирпичей. В итоге приговорили практически на всю жизнь к воротам (смеется).

—В Вашей карьере было немало клубов. Какой стоит особняком?

— Есть клубы, в которых я провёл удачные сезоны. Тот же «Нефтехимик». В 1994 году мы заняли шестое место в Первой лиге, что до сих пор является клубным рекордом. И в составе были в основном местные, татарстанские, игроки. Можно вспомнить «Шинник», где я провёл несколько достаточно удачных сезонов. В то же время есть клубы, которые я бы назвал транзитными в своей карьере, где и вспомнить то особо нечего.

— Вы ушли из «Рубина» в 1987 году. С тех пор прошло 27 лет. Расскажите о своей тренерской судьбе.

— Тренером я стал в 2001 году. Будучи действующим вратарем, получил приглашение от Владимира Анатольевича Морозова поработать с вратарями «Нефтехимика». Тогда мне было 39 лет, и пора было заканчивать играть. Предложение принял без раздумий, но попросил две недели, чтобы позволить своей команде «Балаково» подыскать мне замену. Сначала было сложно, я просто не знал, с чего начинать. У меня ведь никогда не было тренера вратарей. Раньше это было не распространено. Был набор упражнений, который использовали все вратари.

— Тренер вратарей – явление относительно новое?

— Если у меня правильная информация, то первый тренер вратарей в России появился в московском «Спартаке» в 1990 году. Есть одна показательная история. В 1982 году «Торпедо» играло с «Баварией» в Кубке Кубков. Валерий Сарычев, второй на тот момент вратарь «Торпедо», приехал с гостевого матча и долго говорил мне о том, как там живут. А завершил рассказ одной фразой, которую я запомнил надолго. «Жень, ты знаешь, там в каждой команде есть тренер вратарей». И это в 1982 году! Я был в шоке.

— У вас немалый опыт не только в качестве игрока, но и тренера. Что-то уже привнесли в «Рубин» из прежних клубов?

— Надеюсь, что привнес. Стараюсь давать новые упражнения, чтобы не было монотонности, однообразия.

— Правда ли, что психологическое состояние для вратарей куда более важно, чем физическое?

— За игру вратарь, конечно, переносит меньшие физические нагрузки, чем полевые игроки, а вот эмоций тратит в разы больше. Сбивающих факторов много, но вратаря ничто не должно отвлекать от игры: ни судейство, ни болельщики соперника, ни что-то ещё. Вратарь должен уметь контролировать эмоции.

Досье

Евгений Юрьевич Кранатов родился 22.11.1962 года в Казани. Воспитанник ДСО «Трудовые резервы».

Карьера игрока:
1980-1981 – Светотехника (Саранск)
1982 – Торпедо (Москва)
1983 – Рубин (Казань)
1984-1985 – Динамо (Киров)
1985-1986 – Торпедо (Москва)
1986 – Локомотив (Москва)
1986 – Турбина (Набережные Челны)
1987 – Рубин (Казань)
1988 – Кузбасс (Кемерово)
1989-1993 – Шинник (Ярославль)
1994-1997 – Нефтехимик (Нижнекамск)
1998-1999 – КАМАЗ (Набережные Челны)
2000-2001 – Балаково (Саратовская область)

Карьера тренера:
2001-2004 – Нефтехимик (Нижнекамск)
2005-2006 – ДЮСШ «КАМАЗ»
2007-2012 – ЦПМФ «Рубин»
2012 – КАМАЗ (Набережные Челны)
2013 – ДЮСШ Вахитовского района
Июль 2013 г. – декабрь 2013г. – Рубин-2 (Казань)
С 1 января 2014 года – тренер вратарей ФК «Рубин».





Чемпионат России
Каспийск, Анжи Арена
24 ноября 19:00
Анжи
Анжи
Рубин
Рубин
Молодёжное первенство
Анжи Арена, поле №3
24 ноября 11:30
Анжи М
Анжи М
Рубин М
Рубин М