Официальный сайт ФК «Рубин» Казань
Айрат Гараев: «Думаю, «Рубин» сейчас на подъёме»

1

Генеральный директор «Рубина» Айрат Гараев побывал в гостях у казанской редакции телеканала «Россия 24», где обстоятельно ответил на вопросы ведущего Евгения Евневича. Предлагаем вашему вниманию текстовую версию этой беседы.

— Айрат Гарифзянович, начнём с вопроса «в лоб», который интересует всех болельщиков. Карлос Эдуардо – «Кёльн», Канунников – «Зенит», Кверквелия – ЦСКА. У этих пар слов есть что-то общее?
— Я общался со всеми ребятами, и все изъявляют желание продолжать играть. Что касается Максима и Соломона, это наверно больше всё-таки слухи, что касается Карлоса, то предложение от немецкого клуба поступало. Оно нас не устроило, мы дали соответствующий ответ, поблагодарив коллег за внимание к нашему футболисту.

— Сам игрок якобы в интервью немецкой прессе сказал, что дозвониться в «Рубине» ни до кого не может, а контракт кончается, время идёт.
— Ну, во-первых, контракт не кончается. Он сам изъявлял желание продолжить играть в «Рубине». И мы неоднократно говорили о том, что готовы продлить контракт с Карлосом Эдуардо. Думаю, в ближайшее время мы начнем обсуждать с его агентами и с ним самим условия нового контракта.

— В субботу вы вернулись из Турции со сбора команды. Как вообще поживают подопечные Рината Билялетдинова?
— Поживают хорошо. Относятся к своей работе очень ответственно. Объем тренировок у Рината Саяровича всегда очень серьезный, но никто из футболистов не переживал по поводу количества тренировок и не жаловался на то, что тренироваться тяжело. Наоборот я бы даже отметил, что ребята, которых можно назвать ветеранами, показывают своим примером молодым ребятам в том числе тем, кто был на просмотре, как нужно подходить к тренировочному процессу. Глядя на таких игроков, как Гекдениз Карадениз или Олег Кузьмин, более молодые партнеры считают, что им просто неловко делать что-то хуже, чем они.

— Вы отметили, что тренировок немало и они серьезные. Наверно знаете тренера Феликса Магата. Многие игроки регулярно жалуются в СМИ, что у этого специалиста жесткие тренировки. У Рината Саяровича такого нет. Наоборот игроки хвалят его. С чем это связано? В чем секрет?
— Я видел тренировочный процесс, организованный тренерским штабом во главе с Ринатом Саяровичем. Но не видел тренировок Феликса Магата, поэтому сравнить сложно. Но здесь наверно надо руководствоваться тем принципом, который как-то провозгласил Александр Суворов: «Тяжело в учении – легко в походе». Ребята все именно так и относятся к тренировочному процессу. Понимая, что то, что они сейчас наберут в течение зимних сборов, им будет полезно в начале весенней части чемпионата и во всех играх до конца сезона.

— Таких сплоченных отношений внутри коллектива наверно не было уже несколько лет, как минимум. С чем это связано? Такого позитивного информационного поля у команды вообще наверно никогда не было.
— Я бы немножко не согласился по поводу того, что раньше не было дружного коллектива. Он был дружный, но единственное, он был менее открыт для прессы и для болельщиков. Сейчас мы немножко преодолеваем это. Считаем, что клуб должен быть не просто более открыт, а абсолютно открыт как для СМИ, так и для болельщиков. Для болельщиков прежде всего. Футбол все-таки игра для болельщиков. Если не брать в расчет болельщика, организуя футбольный процесс, наверно в этом процессе смысл теряется.

— Тогда можно в открытую сказать о планах команды на конец сезона. На что будет делаться ставка: на чемпионат или на Кубок?
— Задачи никто не отменял. Основная задача – попадание в зону еврокубков. Но это не значит, что игры в чемпионате будут противопоставляться играм на Кубок. Все игры важные и важно не только сыграть хорошо в Кубке, но и занять высокое место по итогам чемпионата России.

— Для успешного выступления команде нужно постоянно усиливаться. На какие позиции подыскиваются игроки?
— Точечные пополнения будут, но это не будут игроки с большим именем. Скорее перспективные молодые россияне. В первую очередь мы думаем здесь о длине скамейки. Нужно иметь резервы на каждую позицию. Если на какие-то позиции у нас резервы есть, то на других резервов меньше.

— Сейчас «Рубину» многие завидуют, учитывая, что состав омолодился. У многих игроков не такие большие контракты. Получается, что предугадали наперед? Ведь сейчас команда находится в более выгодных позициях, чем другие команды, учитывая нынешнюю нестабильную ситуацию.
— Здесь нужно вспомнить то, что говорил наш президент Рустам Нургалиевич Минниханов. Он нам задал вектор развития на среднюю перспективу: уделение большего внимания своим воспитанником, необходимость более эффективного использования тех денег, которые тратятся на футбол. Выполняя эти задачи, мы и пришли к тому, что имеем сейчас. Здесь наверно не стоит говорить, что мы что-то предугадали, это следствие того, что мы начали выполнять поставленные задачи.

— Многие предлагают фиксировать курс валют в зарплатах. «Рубин» планирует что-то подобное делать? Есть кто-то в команде, у кого зарплата в рублях?
— Конечно, есть. Та экономия, которую мы смогли организовать в начале сезона, в летнее трансферное окно, позволяет нам в настоящее время без каких-либо сложностей выполнять все контрактные обязательства. Здесь гораздо важнее, чтобы дальше не было серьезных изменений. Если курс будет достаточно стабилен, то того бюджета, который у нас есть, нам будет достаточно, чтобы исполнить все обязательства. Да, это притормаживает наши инвестиционные планы, то, что мы планировали строительство манежа на территории базы для академии. Видимо, это отсрочиться на год-два. Хотя работы, проектирование мы начали, заложили еще одно поле на территории базы. Наверно в этом сезоне мы сможем сделать пока только одно поле.

— Хочется узнать ваше мнение по отношению к недавнему изменению в регламент. За каждого легионера, приобретенного командой, клубы будут платить налог, и эти средства якобы пойдут на развитие молодежных академий по всей стране. Зачем платить второй раз, если «Рубин» итак вкладывает немало в развитие своей академии?
— Этот вопрос еще на стадии обсуждения. Насколько я помню, исполком еще не утверждал (Инициатива РФС окончательно должна быть утверждена на следующем заседании исполкома РФС, которое запланировано на февраль – прим.авт.). Но если и собирать эти деньги, очень важно их правильно расходовать. Правильнее наверно обязать все клубы Премьер-лиги содержать свои академии. Если взять академию «Рубина», то мы ориентируем на нее всех мальчишек, которые играют в футбол в республике и где-то в ближайших регионах. Сегодня только в Казани около трех тысяч детей играют в футбол в системе детско-юношеских школ. Примерно столько же еще по Татарстану. То есть в общей сложности в футбол играют более семи тысяч детей в республике в разных возрастах, и это не считая «Рубина». Поэтому академии «Рубина» есть из кого выбирать. Мы вкладываем достаточно большие средства в академию. Я в общем-то не знаю, как будут расходоваться средства из того фонда, который будет складываться из налоговых поступлений за легионеров, но, на мой взгляд, было бы правильнее оставлять эти деньги в тех регионах, откуда вышли команды Премьер-лиги.

— Уже точно утвержден лимит на легионеров на следующий сезон «10+15». Это плюс для команды, которая делает ставку на доморощенных игроков, а новый лимит позволяет выходить в основе аж десяти легионерам?
— Этот лимит мы воспринимаем, как предельную величину по количеству легионеров в клубе, в заявке. Если вы помните в матче с «Динамо», когда мы выиграли 2:0, в стартовом составе вышло восемь россиян. Думаю, что это был если не рекорд Премьер-лиги, то такого не было давно. У нас часто выходит по семь россиян в стартовом составе. Думаю, что этот лимит не является для нас какой-то проблемой. Памятую о том векторе развития клуба, мы в любом случае придерживаться этой стратегии.

— В сборной России благодарили за такую концепцию?
— Если из «Рубина» будет призываться в сборную несколько большее количество игроков, чем сейчас, это для нас будет предметом гордости. В любом случае «Рубин» направляет своих игроков в сборные разных уровней. Буквально во время школьных каникул юношеская сборная России выиграла Мемориал Гранаткина, где от «Рубина» в первой команде было три наших игрока, в том числе основной вратарь сборной Тимур Акмурзин – наш воспитанник. К его большому сожалению и сожалению его мамы, один гол он всё-таки пропустил (улыбается). И на всех уровнях в сборных России обязательно есть представители «Рубина». Нам это очень приятно, и мы будем стараться только увеличивать наше представительство.

— «Казань Арену» закрыли на реконструкцию к чемпионату мира по водным видам спорта. Где будет играть «Рубин» в весенней части чемпионата?
— Первые три матча мы сыграем на стадионе «Рубин», а оставшиеся домашние матчи наверно будем играть на Центральном стадионе. Да, нашим болельщикам это будет казаться некоторым шагом назад, но к сожалению, в марте мы бы наверно и на «Казань Арене» не смогли бы сыграть, если бы даже не было чемпионата мира по водным видам спорта. Я скажу сейчас уже не только как генеральный директор «Рубина», а как депутат Казанской Городской Думы. Чемпионат мира по водным видам спорта – очень важное для города мероприятие, это говорит только о том, что Казань может справиться с соревнованиями любого уровня. Даже по интересу со стороны телезрителей, буквально на третьем месте находится после чемпионата мира по футболу и летней Олимпиады. Казань должна гордиться тем, что у нас пройдёт чемпионат мира по водным видам спорта.

— Вы в «Рубине» уже почти год. Чего удалось добиться в организации команды за это время? Даже невооруженным взглядом видно, что команда повернулась буквально на 180 градусов, лицом к болельщикам.
— Я стал генеральным директором в конце марта. Я могу говорить не о футбольной составляющей, не о команде: там изменения происходят в соответствии с планами тренерского штаба. Что касается работы с болельщиками, работы со СМИ, да, мы изменили нашу работу в части большей открытости. Наверно определенный плюс в моей работе, что я сам болельщик «Рубина» с большим стажем, с конца70-х годов. К этой работе я подошел, как болельщик. Если бы я был болельщиком, я бы хотел, чтобы ко мне подходили таким образом.

— Все равно в клубе есть небольшие проблемы. Допустим, всего один официальный фан-шоп, да и тот не полностью рубиновый, а относится к сети магазинов футбольной атрибутики. Нет интернет-магазина. Планируется ли что-то, чтобы превратить эти минусы в плюсы?
— Конечно. Интернет-магазин уже нами проработан. Мы уже пробно что-то запускали. Что касается магазина атрибутики, то у нас тоже есть планы. Мы их немножко скорректировали в связи с тем, что курс валют вырос. Я говорил, что некоторые инвестиционные проекты мы немножко притормозили. Развитие сети магазинов атрибутики тоже чуть-чуть будет пока притормаживаться. Но в любом случае мы будем это развивать, у нас как раз запланирована встреча с руководством «Казань Арены». Мы будем обходить свободные площади, которые мы предполагали использовать под магазин атрибутики и музей клуба.

— Что должно произойти, чтобы Вы смогли оценить свою работу на «пятерку» по пятибалльной шкале?
— Думаю, это очень сложно оценить всю свою работу на «пятерку». Здесь многое должно сойтись: и увеличение числа болельщиков, и результат, и некоторые другие факторы, связанные с оптимизацией затрат, площадей, которые мы имеем. Когда по всем позициям, которые для меня являются флажками, я буду удовлетворен, то смогу себе поставить какую-то оценку. Думаю, нет такой задачи у меня, чтобы самому себе оценку ставить.

— «Рубин» из стагнации вышел? Было ведь несколько лет, когда «Рубин» вышел из числа топ-команд.
— Я бы так не сказал. Если взять итальянский чемпионат, там есть команды, которые в любом случае относятся к топовым, но при этом в один из сезонов могут не попасть даже в Лигу Европы, но проходит год-два, и они вновь играют в Лиге Европы или Лиге чемпионов. Это футбол. Невозможно держать очень высокую планку очень продолжительное время. Думаю, что «Рубин» сейчас на подъёме. Всё-таки и сами соскучились по еврокубкам, и болельщики соскучились. Нам хотелось бы вернутся в еврокубки. Наверно уже пора.